вторник, 18 февраля 2020 г.

Исполнение желаний



— Свободная карма-касса! Здравствуйте! Что будете заказывать?


— Мне, пожалуйста, чистку кармы, единство с космосом и маленькое внутреннее солнышко.

— Стереотипы на десерт разрушить?

— Да, будьте любезны.




Продолжаю участвовать в совместнике  "Доска визуализации желаний!" от Катерины Бесперстовой.

Готово еще две работы. 


Итого 5. Жду следующие сюжеты. 


Вышито почти по ключу. Вместо французских узелков  - использовала бисер. 


Вышито на пластиковой канве.

Немного деталей: 





И лисичка должна была сидеть под цветущей  яблоней (или вишней). А у меня она просто с белым цветочком. 



Ну и -сказка как всегда.
Сегодня это будет отрывок из книги Ольги Лукас - "Девять желаний Ани". Весьма рекомендую к прочтению полный текст.


Для того, кто всю жизнь провёл под боком у сестры, своя комната, пусть – без окна, пусть – без отопления и света, пусть с плиткой на полу вместо паркета – это как номер люкс.
Аня засыпала и тут же просыпалась, а проснувшись, включала свет, чтобы убедиться: она одна, и всё вокруг устроено так, как хочется ей.
На табло электронных часов высветились четыре ноля – четыре прямоугольника. Как двери лифтов, ведущих в завтрашний день. Между первой и второй парами – две точки-кнопки. На какую нажмёшь? Какой лифт придёт первым и увезёт тебя в завтрашний день?
Какая разница! Завтра Аня проснётся в этой комнате, своей, персональной.
В квартире тишина, окон в комнате нет, и не доносятся уличные шумы.
«Ток-ток-ток» – как будто кто-то стучит по пластмассовой коробке карандашом. «Ток-ток-ток».
Аня открыла глаза. Четыре ноля на часах. И вдруг один ноль вспыхнул ярче других, и словно дверца приоткрылась. А из дверцы в комнату шагнуло существо.
Кукла типа «Блейз» с круглыми няшными глазами.
В золотом платье. Серебряных колготках. Туфельках, усыпанных драгоценными камнями, как черевички императрицы. В очках со стразами. В бриллиантовой диадеме. В бусах из золотых шариков разного размера. На каждом пальчике – колечко с камушком. В ушах – серёжки.
Глазам больно смотреть. Хорошо, что это сон!
Аня легко поднялась с раскладушки. В комнате было светло, сон потому что. Она взяла куколку в руки, чтобы рассмотреть.
– Как сама? – поинтересовалась куколка.
Аня не испугалась – ведь это сон. Но куколку из рук выпустила, а потом сказала:
– Ну ты и вырядилась.
– Богато? – спросила куколка, попрыгала по столу и крутанулась вокруг своей оси.
– Слишком. Называется «Я надела всё лучшее сразу».
– Так это же хорошо! Тебе нравится? Хочешь так же одеваться?
– Нет, – ответила Аня и вернулась на раскладушку. Плюхнулась на неё, задние ножки подкосились и Аня съехала на пол. Ударилась.
– Больно? – с интересом спросила куколка.
– Во сне больно не бывает, – ответила Аня. Но больно ей было.
– Сказать или сама догадаешься? – поинтересовалась куколка и уселась на стопку книжек, ногу на ногу, ручки скрещены на груди.
Аня поднялась с пола, поправила раскладушку. Осторожно села ровно посередине. Только сейчас она заметила, что торшер включён – оттого и светло в комнате.
– Ты домовая? – спросила она у куколки.
– Мышь бывает домовая!
– Хорошо, как тебя называть?
– Один поэт Лаурой звал.
– Петрарка?
– Василий. Жил тут такой, за три человека до тебя. Могла бы его спасти и желание исполнить.
– Тут что, многие жили?
– И жили. И переставали жить, – ответила Лаура, – Нервный народ вы, люди.
– А как тебя родители назвали?
– У планетян не бывает родителей. Мы всегда были.
– Вы – инопланетяне?
– Планетяне. Дети планеты, понятно?
– Ты родилась из недр земли?
– Вот ещё.
– А от кого ты произошла?
– От старших, которые защищают. Они были раньше всех. Когда кто-то из планетян пропадает, его надо заменить, чтоб нас всегда было равное количество. Тогда на время позащищать просят средних. Они защищают, а старшие думают. Обо всём хорошем. Долго думают, не отвлекаются ни на что. Из вот этих хороших мыслей появляется новый планетянчик. Говорят, когда меня выдумывали, кто-то отвлёкся и подумал о себе. Вот я такая и получилась.
Из рассказа золотой куколки выходило, что планетяне – это разумные («Действительно разумные, а не как вы» – примечание Лауры) существа, живущие рядом с людьми.
Они силой мысли умеют менять реальность. «Колдовать?» – переспросила Аня. «Создавать!» – поправила Лаура.
Планетяне могут навыдумывать что угодно – но только для других. Чтобы получить что-то для себя, нужно об этом попросить. А Лаура не хотела просить, не хотела ждать. И однажды попробовала создать для себя. Получилось! Это было здорово! Желай, что хочешь, и никто тебе не нужен.
Но раз тебе никто не нужен, то и ты никому не нужна. У планетян всё логично, они же разумные, не то, что люди.
И Лауру изгнали.
Планетяне могут быть невидимыми, могут выглядеть как пожелают, но только пока бодрствуют. А когда спят – превращаются в какое-нибудь маленькое существо, не больше котёнка. И вот тут Лаура поняла, что осталась без защиты старших. И даже средних.
Она попросилась обратно, и её приняли. Ведь изгоняют не для того, чтобы ты умер, а чтобы понял.
Много лет Лаура старалась, совершенствовала созидательные навыки и делала для других всё, о чём те мечтали.
Но потом не удержалась и снова начала создавать для себя. Ведь она такая ценная! Такая важная! Ей всё нужно было получать сразу, а не ждать, пока очередь подойдёт.
Второй раз Лауру изгонять не стали. Старшие подумали и решили её заточить. Средние создали темницу. По размерам она почти как эта комната, только в высоту чуть больше, а по ширине – уже.
Лаура продемонстрировала это наглядно: вот она бьётся о невидимую стену напротив входа в комнату. А вот – устремляется к полу, проходит сквозь метлахскую плитку, исчезает полностью, потом выныривает, как из воды, и взлетает к потолку.
Теперь она в безопасности и может создавать для себя что угодно. Но за пределы темницы ей не выбраться.
Лаура снова картинно побилась о невидимую стену.
– А пока Варина банда кирпичи ломала, ты под полом пряталась? – спросила Аня.
– Не, я сразу сюда. Просто я невидимая была.
– Подглядывала за мной?
– Да что там, подумаешь. Сколько я людей видела и здесь, и там, внизу. Но ваши соседи снизу, нехорошие тётки и дядьки, взяли и сделали ремонт. Прицепили подвесной потолок – он как раз съел всё моё пространство. Теперь мне на них и не поглядеть. Зато могу на потолке изнутри спать.
– Ты сказала, что могла спасти поэта и исполнить его желание, – вспомнила Аня, – Значит, и моё желание можешь исполнить? Или это только для спасения?
– Вот! – куколка перекувырнулась в воздухе, – Выходим на самое главное. Я могу для тебя исполнить. Всё, что хочешь. Или клад показать. Если ты останешься довольна – то я свободна. Такое вот условие. Соглашайся на клад, говорю тебе. Клады все любят!
– Клады – это по Вариной части. Я лучше желание загадаю.
– Печально такое слышать, – сказала Лаура и приземлилась на Анину подушку. – Знаешь, сколько раз эту комнату замуровывали? Угадаешь почему?
– Ты что-то ужасное делала?
– Я делала, как люди просили. А им не нравилось. А если не нравится – то сиди, Лаура, где сидела.
– Ну а те, соседи снизу? Пока потолок не поставили? Ты же могла крикнуть погромче: «Эй, люди, я вам желание исполню, хотите?»
– Там, девочка моя, всю жизнь ванная была. Тёмная, закопчённая. Я как-то раз крикнула, а они решили, что я – летучая мышь! Да-да, бегали и голосили: «Летучая мышь! Летучая мышь! Через вентиляцию влезла!» Ну, я им показала летучую мышь. С клыками. Такими, окровавленными. И глаза ещё светились.
– Вау! – восхищённо сказала Аня.
– Вот ты понимаешь. А они невежественные. Я потом только невидимкой туда проникала.
Аня засмеялась, представив, как соседи из квартиры №29 ловят летучую мышь с клыками.
– Только это не сейчас было, а лет шестьдесят назад. Или сто, – уточнила Лаура, – Насчёт клада, кстати, дело верное. Подумай. Схема такая: получаешь клад, отдаёшь сестре, избавляешься от сестры.
– Тогда это будет не моё желание, а Варино. А я хочу… – Аня задумалась над формулировкой, и вспомнив статьи, которые присылала ей Полина, уверенно продолжала, – Хочу стать лучшей версией себя! Успешной. И популярной. Например, певицей. Но это не точно.
– Знаешь, сколько раз… – затянула Лаура, но Аня её перебила.
– Ладно, певицей – норм. Мой портрет на обложке журнала! Письма от поклонников. Фотосессии. Я сама буду зарабатывать деньги и тратить их. И не зависеть от твоего клада. Клад ведь возьмёт и на самом интересном месте закончится. А знаменитости платят всегда. И ей всё можно. Начинай колдовать! Мне отвернуться? Или ты не стесняешься?
– Если ты не стесняешься такие идиотские желания загадывать, то мне стесняться нечего, – нагрубила Лаура, – Изменения вступят в силу с твоим пробуждением. Если бы Василий не мучился бессонницей, я бы и его спасла, и сама давно была свободна.
– Тогда я – спать! – сказала Аня и юркнула под одеяло, – Свет погасишь?
– Погашу. Одно уточнение. Твоя жизнь начнёт меняться с завтрашнего утра.
– Ну да. Я поняла уже.
– Я просто предупредила.
Как бы сам собой погас торшер. Лаура плыла по комнате, испуская слабое свечение, пока совсем не исчезла. Аня запоздало подумала, что надо было её сфотографировать на память, но подушка была такой мягкой, а веки такими тяжёлыми, и…

Комментариев нет:

Отправка комментария